Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Enik

Узкоколейки Тулмозерского завода

Впервые на руинах Тулмозерского завода я побывал в мае этого года. Тогда его только начинали "окультуривать". В конце июля там уже вовсю развернулся современный Остап Бендер, снабдивший древние стены кучей запрещающих табличек.
заводCollapse )
Но и о заводе, и о рудниках (особенно о самом раскрученном – Рогосельге) информации в Сети много, гораздо меньше о заводских узкоколейках. в презентации http://miningroads.ru/pres4seminar/Kolats.pdf приводится схема расположения рудников с узкоколейной железной дорогой. Есть там и фото узкоколейного пути внутри рудника Рогосельга.
Мне же посчастливилось увидеть три разных, не связанных между собой узкоколейки Тулмозерского завода.
УЖДCollapse )
Enik

3.2. Юванруукки (фото кликабельны).

Издавна карельские кузнецы использовали местные железные руды, одно из месторождений которых было здесь, на берегах Ювайоки (эта небольшая речушка, почти ручей, на советских картах значится как Величка, а сама деревня получила название Заречье). И сейчас на небольшом песчаном обрывчике хорошо виден железоносный ржавый слой (помечен стрелкой).


Деревня Юванруукки возникла, скорее всего, в 1687 году в связи с основанием здесь металлургического завода. Но, едва производство развернулось на полную мощность, страну постиг великий голод, и владелец завода Йоган Торвест вынужден был не столько развивать производство, сколько помогать выжить семьям своих рабочих. А потом началась Северная война. С самого начала войны по Перешейку сновали вражеские полчища. Чтобы не давать русским повода нападать на завод, Торвест сворачивает производство, а местные жители уходят вглубь страны или прячутся по лесам. Но и это не спасает от врага. 24 февраля 1704 года завод подвергся тотальному разграблению. Всё, что не могло быть увезено в Россию, сожгли и уничтожили. Такая судьба постигла и заводские сооружения, и собственное имение Торвеста. О существовавшем здесь производстве напоминают лишь замшелые камни на берегу речки

и остатки заводской плотины.

В XIX веке на этом же месте работала то ли мельница, то ли лесопилка, а в 1920-х годах планировалось строительство электростанции. Инициатором электрификации края был учитель из Сейвясто Каапо Мерипиртти, человек очень влиятельный и авторитетный. Но какие-то бюрократические препоны помешали этому начинанию, а после пуска электростанции в Иматре затея потеряла смысл.
После разорения завода кузнечное искусство в Юванруукки не умерло, вплоть до конца XIX века здесь существовали целые династии кузнецов. Даже на финской карте 1939 года как раз там, где сейчас расположены совхозные мастерские, обозначена кузница.
Enik

Энсо (картинки кликабельны)

Энсо - небольшой городок при ЦБК. У финнов здесь была небольшая бумажная фабрика, и Советский Союз, захватив эту территорию, сразу же, с 1940 года, начал развивать бумажное производство. Но настоящее развитие комбинат и город при нём получили в 1970-х с привлечением финских строителей. Сейчас здесь ОАО "Светогорск" с львиной долей американского капитала, но немалой и финского.
Кроме комбината, здесь действует ГЭС на Вуоксе и таможня. Граница с Финляндией проходит рядом с городом, погранполоса с колючей проволокой, КСП (контрольно-следовая полоса) и прочими пограничными атрибутами проходит сразу за частными гаражами. Раньше пограничники не пускали купаться в верхнем бьефе плотины, а погранзона начиналась сразу за Выборгом; сейчас никаких постов нет вплоть до таможни, полюбоваться на КСП может любой желающий, но официально город расположен в зоне, въезд сюда по пропускам. На обоих берегах Вуоксы стоят
будки пограничников,
и можно лишь догадываться, какие средства обнаружения таятся в них и между ними под водой.
Зона затопления ГЭС невелика,
берега верхнего бьефа глинистые.
Весь город расположен на левом берегу, а на правом лишь дачи и огороды среди лиственного леса с множеством клёнов. Для 61-й параллели клёны вообще-то не характерны, и здесь их много лишь на правом берегу выше плотины, в других местах вокруг города обычные ельники и сосняки, песчаная почва и скалы.
Город со всех сторон окружён дачными и огородными участками, как правило, лишь с маленькой времянкой, а то и вовсе без построек.
Отдельно в лесу
погреба и сарайчики.
Всё это обычно в плачевном состоянии,
многие сожжены.
С этой нищетой контрастируют дома отдельных граждан – одни
в современном финском стиле,
другие - благоустроенные советские типовые двухэтажки.
От старого финского Энсо почти ничего не осталось, лишь несколько фундаментов и могильные плиты на кладбище. Все плиты, которые я смог обнаружить, были сдвинуты с места или перевёрнуты,
старых плит (до 1934 года) я не видел вообще, крестов тоже не нашёл. Подозреваю, что кладбище подверглось тотальному разграблению, и большинство финских надгробных камней лежит тут же рядом, на русских могилах, в перевёрнутом виде и с новым именем на обратной стороне. От кладбищенской церкви остался лишь фундамент с кирпичным полом и каменными ступенями. На части этого фундамента (как раз в алтарной части!) построена какая-то паршивая бетонная будка, абсолютно не соответствующая церковному благочестию. Финское кладбище было обсажено елями, их ряд кое-где сохранился, но советское вылезло за пределы старой территории, ели выкорчеваны, и на их месте могилы.
Кроме Вуоксы, через город протекает ещё 2 речки: Унтернисканйоки и её приток. Унтернисканйоки на территории комбината спрятана в трубу, и выходит на поверхность лишь в самом устье,

низвергаясь из отвесного берега водопадом почти под самой плотиной. А вдоль другого берега от
здания электростанции
тянется по воде
жирная нефтяная плёнка.
Городок, хотя и невелик, но многоконфессиален. Главный храм, конечно, православный, но очень странный.

Архитектура совсем не храмовая, расположение по сторонам горизонта наискосок,
"надвратная" икона
вовсе не над входом, а на боковой стене,
звонница
висит над окном, в котором сушатся кеды…
Кроме того, в городе имеется
храм баптистов,
остальные конфессии - лютеране, адвентисты 7-го дня и просто христиане (зато эти - с воскресной школой) ютятся в
общем помещении,
проводя богослужения по расписанию. Здание тоже стоит углами к сторонам горизонта, а крест только на вывеске.
Ещё один дом с крестами на крыше и над обоими крыльцами, но не имеющий других признаков храма. Расположение к сторонам горизонта углом.
Есть в городе некое здание, очень напоминающее по архитектуре Дом (если не Дворец) культуры советских времён: жёлтый цвет, белые колонны, у заднего фасада - летняя сцена. Но никаких вывесок нет, проводятся ли там какие-нибудь мероприятия - неизвестно. Может быть, просто июль - коллективный отпуск?
Вот что в городе на высоте - так это спорт. Здесь неплохой стадион, местная футбольная команда принимает на нём гостей. Кроме того, есть бассейн и трасса для мотокросса,
а в окрестностях города строится
трамплин.
Правда, на трамплинной горе был пожар, железным конструкциям ничего не сделалось, а вот часть деревянных настилов и ступеней пострадали. К трамплину ведёт расчищенная и засыпанная толстым слоем опилок лыжная трасса. Сделана она, правда, не по уму, без учёта поверхностного стока, и рядом с трассой образовалось
болото с мёртвым лесом.
Комбинат построен на высоком холме над Вуоксой, а город рядом, на ровной местности. Но коренной растительности там почти не осталось: вместо елей и сосен в городе посажены, хотя и
красивые, но чужеродные ивы.
Могут ли два моста пересекаться над рекой? Оказывается, могут. И даже в три этажа.

Пешеходный мост через Унтернисканйоки построен прямо под железнодорожным, а между ними расположены трубы.
Железнодорожный вокзал маленький, касса открывается лишь перед подходом поезда, зато расписания висят и отсюда на Выборг, и от Выборга на Питер, и даже расписание поездов со всех вокзалов Октябрьской дороги, включая Москву и Мурманск.
Автобусный вокзал - полная противоположность. Никаких надписей, вывесок, расписаний - просто площадка, где останавливаются автобусы. Если не знаешь, что это автовокзал, то и не заметишь его.
Далеко не все улицы города имеют тротуары, но зато там, где они есть, между ними и проезжей частью обычно расположена полоса газона, а на переходах поребрики понижены, так что с колясками и тележками передвигаться легко.
Местные власти очень любят главные дороги. Любая паршивенькая улочка -
главная по отношению к пересекающим её переулкам, даже если по ней машина раз в час пройдёт.
В 1996 году взрывом газа разрушило подъезд жилого дома, погибло 20 человек. На этом месте стоит
памятник, возле него периодически обновляется венок.
Кошки в городе гуляют сами по себе, причём это не бродячие животные. Как правило, они ухожены, иногда с противоблошиным ошейником. Хозяева не боятся их выпускать гулять одних.